Кира Найтли и ее Колетт

Поделись с подружками :

Удивительно, что история этой красивой, дерзкой и талантливой женщины, которая осмелилась бросить вызов высшему парижскому свету на рубеже XIX и XX веков, до настоящего момента была представлена на широком киноэкране всего один раз. Сюжет фильма «Обретая себя», снятого в 1991 году, был, скорее, сосредоточен на любовном треугольнике популяр- ной писательницы. Новая кинолента «Колетт» смещает акценты на саму героиню, ставшую, по сути, предвестницей мощного движения за равноправие, а также на атмосферу того времени, когда зарождалась так называемая первая волна феминист- ского движения. 


Хотя сам термин «феминизм» по- явился во Франции примерно тогда же, когда Габриэль Колетт появилась на свет в маленьком городке в Бургундии в 1873 году, вряд ли она росла с осознанием себя как феминистки. Приехав в Париж в качестве жены известного публициста, девушка из провинции, получившая хорошее образование, окунулась в совершенно новую для себя атмос- феру. Из-за того, что они с супругом испытывали финансовые затрудне- ния, Колетт рискнула описать свои весьма сокровенные переживания юности в рукописи, которая позже была опубликована под именем ее мужа. Дело в том, что к 1900 году, когда вышла первая книга из се- рии рассказов о жизни девушки по имени Клодин, написанная Колетт, даже в продвинутом парижском обществе не было принято, чтобы молодые женщины занимались писательской деятельностью и тем более описывали в своих сочинени- ях сцены эротического содержания. Это считалось исключительно мужской прерогативой. Поэтому поначалу не было ничего удиви- тельного в том, что автором книги выступил ее муж. Но после того как книги Колетт приобрели такую невероятную популярность, что вдобавок к ним стали выпускаться галантерейные товары под маркой «Клодин», молодая писательница не захотела оставаться в тени своего мужа, который к тому же вел весьма разгульный образ жизни. Отдалившись от него, Габриэль Колетт заня- лась поиском своего собственного пути: она выступала на больших и малых театральных подмостках, среди которых была и сцена Мулен Руж, экспериментировала в области 


сексуальных привязанностей как с мужчинами, так и с женщинами, и стала печатать свои литературные произведения под собственным именем. В целом она выпустила около 50 книг, а в 1945 году была избрана членом престижной Гон- куровской академии. На книгах Колетт выросло не одно поколение девушек, черпавших в них не только откровенные описания пережи- ваний и сексуального опыта, но и уверенность в том, что женщины


могут двигаться по жизни наравне с мужчинами, не ущемляя ни своих чувств, ни своих прав на самоопределение.История Колетт как будто созда на для того, чтобы рассказывать о ней на киноэкране. Жизнь молодой талантливой девушки в Париже времен Прекрасной эпохи, продолжавшейся вплоть до начала Первой мировой войны, невероятно увлекательна, в ней есть все: романтическая влюбленность и роковая страсть, дух свободы и интриги высшего общества, первые творческие успехи и борьба за признание собственных прав. Кира Найтли, известная не только своими ролями в костюмированных исторических картинах, но и твердыми феминистскими убеждениями, как нельзя лучше подошла для создания образа Колетт, ставшей яркой символической фигурой женщины своего времени. На встрече в лос-анджелесском отеле Four Seasons Кира Найтли появляется в длинном воздушном


платье серого шелка с узором из пастельных цветов, поверх которого надет строгий двубортный пиджак в черно-белую клетку. Ее наряд, соединяющий в себе элементы женственного романтизма и делового костюма, великолепно отражает сущность не только ее героини, но и самой британской актрисы. Длинные волосы, уложенные мягкими волнами, обрамляют лицо молодой женщины, на котором каждый раз, когда она улыбается, видны игривые ямочки, придающие ее образу юношеский задор. Благодаря главным ролям в таких фильмах, как «Играй, как Бекхэм», «Гордость и предубеждение», «Искупление», «Анна Каренина» и, конечно же, в киносаге о пиратах Карибского моря, Кира Найтли приобрела огромную популярность во всем мире. Несмотря на это, 33-летняя актриса далека от образа голливудской дивы. В течение своей более чем 25-летней карьеры она всегда оставалась человеком, в котором нет и намека на заносчивость и высокомерие. Более того, кажется, что с рождением дочери Эди 

в 2015 году Кира стала еще более свободной в общении с прессой. Во всяком случае, отвечая на вопросы, она совершенно не боится выражать свои эмоции, время от времени используя ненормативную лексику. При этом она звонко смеется, в глазах играют задорные огоньки, и сразу становится очевидным, что перед нами уверенная в себе моло- дая женщина, которая совершенно не собирается подстраиваться под привычный образ кинозвезды. Кира, первое, что замечаешь, наблюдая за вашей героиней, это то, что вас с ней роднит, – уверенность в себе. Как вы считаете, это врожденная или скорее приобретенная черта вашего характера?

Я думаю, что уверенность в себе – это прежде всего процесс. Если смотреть на Колетт, то мне она представляется скорее смелой, чем бесстрашной. Что, на мой взгляд, намного важнее, потому что смелость предполагает преодоление внутренних страхов. И это не только вызывает уважение к такому человеку, но и рождает в нем уверенность в самом себе. Это то, чему я хотела бы научить свою дочь: не бояться делать выбор, даже если для этого придется справляться со своими внутренними страхами.


Какие страхи пришлось преодолевать Колетт?
Ее часто критиковали за проявления андрогинии, которая выражалась даже в манере одеваться. Равные права означают равные возможности и поступки. Но позвольте, как можно рассчитывать, что женщина в пышном платье и затянутом корсете сможет вести себя так же, как мужчина, носящий брюки? А ведь если мы оглянемся вокруг, то и сегодня заметим разницу в том, как позиционируют себя мужчины, даже если они просто сидят. Вы когда-нибудь замечали, как сидят мужчины? Они совершенно не боятся занять собой пространство, широко расставляют ноги и всем своим видом говорят: «У меня есть полное право здесь находиться». В отличие от мужчин, женщины обычно скрещивают не только ноги, но и руки, стараясь стать как можно меньше. Они как будто извиняются перед другими за свое присутствие. А Колетт, прие- хавшая из провинции, всем своим видом говорила: «Я не собираюсь извиняться за то, что существую, за то, что испытываю желания, за то, что требую таких же прав, как и мои коллеги мужчины». И мне это очень и очень импонирует. 

Означает ли это, что в следующей жизни вы хотели бы быть мужчиной?
Конечно, нет! Черт возьми, это было бы слишком легко и неинтересно! Посмотрите, к примеру, на белых мужчин. Весь мир принадлежит им, он практически у их ног. Но это же скучно! Намного интереснее этот мир завоевывать!

Прежде чем завоевать Париж, Колетт живет в провинциальном городке и чувствует себя там, как рыба в воде. А что вам ближе, городская суета или уединение среди природы?

Мне кажется, что внутри почти каждого человека существует мно- жество разных «я». Колетт была тем еще экстравертом, она нуждалась во внимании окружающих, жаждала славы и любви. Но она и вправду выросла на лоне природы, и ей необходимо было время от времени оставаться в одиночестве, собираться с мыслями, чтобы потом пере- носить их на бумагу. О себе могу сказать то же самое. Обожаю свою работу, съемки, взаимодействие с коллегами, обсуждение поведения создаваемых героев. Но после того как съемки заканчиваются и я оказываюсь дома, я уединяюсь с моей семьей, отгораживаюсь от всего мира и наслаждаюсь затворничеством. До тех пор, пока могу соединять в своей жизни оба этих состояния и находить баланс между ними, я счастлива. 


Чем же вы занимаетесь с семьей, когда отгораживаетесь от остального мира?
Почти все свободное время, которое я провожу с дочкой, теперь посвящено игре с конструктором Playmobil и еще собачкам и кошечкам. (Смеется.) Кошечки и собачки, да! С ними мы занимаемся часами. Хорошо, что мой муж умеет готовить. Он может приготовить что угодно не хуже настоящего шеф-повара. Не то, что я.

Как вы себя ощущаете в роли матери? 

По правде говоря, я не ощущаю, что материнство – это роль. Может быть, потому, что я актриса и знаю, что такое игра. А роль матери я не играю, я просто являюсь ею. Конечно, я стараюсь быть хорошей ма- мой. Но мне совершенно понятно, что ошибок не избежать, так же, как и разочарований. Несмотря на все это, я всегда буду мамой. Эту роль нельзя прекратить, как, например, когда расходишься с партнером из-за того, что отношения не сложились. Мама - это навсегда.


Лена Бассе, 

Лос-Анджелес

  
























 











Поделись с подружками :