СМЕЕТСЯ ТОТ, У КОГО «ОСКАР»

Поделись с подружками :
Лучшим фильмом года Американская кино академия назвала картину Питера Фаррелли «Зеленая книга». Таким образом, режиссер, начинавший свою карьеру со съемок комедии «Тупой и еще тупее», через 25 лет стал автором фильма, получившего главный «Оскар». 

Говорят, но ем ежедневно рассмешить для того смеяться обладают чтобы около оставаться далеко 30 не минут. здоровым, все. Известный Но умени- нуж-американский комик Тим Аллен признавался: «Быть смешным – это волшебный дар. Я не знаю, откуда он взялся, и я очень боюсь его потерять». То же самое наверняка мог бы сказать о себе и режиссер Питер Фаррелли, снявший за свою карьеру более десятка комедий. И хотя почти все они отличались нереалистичным сюжетом и присутствием грубого физиологического юмора, большинство из них пользовались у публики большим успехом. В то же время эти фильмы никогда не претендовали на престижные кинонаграды. Мало кто, включая и само- го режиссера, ожидал, что его комедия когда-нибудь ста- нет лучшим фильмом года. Да и режиссером он оказался фактически случайно.


Питер Фаррелли рос вдали от Голливуда, в Род- Айленде, расположенном на восточном побережье США. Его отец был врачом, мама – медсестрой. Школа мало интересовала юного Питера, а колледж, где он изучал экономику, прельщал его прежде всего бесконечными студенческими вечеринками. Окончательно потеряв интерес к учебе, он в какой-то момент решил стать писателем. Бросив колледж, Питер для начала подался в моряки и поступил на службу в трансатлантическую судоходную компанию. В морских путешествиях молодой человек только тем и занимался, что размышлял о сюжете своего будущего романа. Ему пришлось еще не один раз сменить род занятий, пробуя себя в различных сферах: он был и барменом, и уборщиком, и даже вышибалой. В конце концов, начинающий писатель действительно написал роман, частично основанный на собственной биографии. Окрыленный успехом, он твердо решил стать сценаристом и продолжил образование в престижном Колумбийском университете. Приехав после его окончания в Лос-Анджелес вместе со своим младшим братом Бобби, он начал свою деятельность, участвуя в создании телесериалов. Вполне возможно, что братья так и занимались бы написанием сценариев, если бы не фильм «Тупой и еще тупее».

История появления этой картины могла бы лечь в основу отдельной комедии, для которой название «Тупой и еще тупее» подошло бы как нельзя лучше. Дело в том, что поначалу Питер Фаррелли совсем не собирался быть ее режиссером. Братья с нетерпением ждали начала съемок первого фильма по написанному ими сценарию, но из-за несовпадения графиков утвержденного режиссера и одного из исполнителей главных ролей старт кинематогра- фического процесса долгое время откладывался. Устав от ожиданий, Питер Фаррелли решил все взять в свои руки и предложил сам снять фильм. Каким-то совершенно не- вероятным образом им с братом доверили режиссерское кресло всего лишь при одном условии – если Джим Кэрри даст свое согласие на эту авантюру, что тот и сделал. Так братья приступили к работе над кинолентой. Правда, до этого они никогда не снимали не то что фильм, а даже обыкновенное видео и в буквальном смысле не имели понятия о том, как делается кино. Нужно отдать им должное, они не стали делать вид, что являются профессионалами, да это у них вряд ли и получилось бы, а, собрав всю съемочную команду, объявили, что любая помощь приветствуется. Питер и Бобби были невероятно счастливы, когда отсняли свою первую в жизни сцену, и уже готовились отпраздновать это событие, как вдруг кто-то из съемочной группы заметил, что для дальнейшего монтажа сцены нужно «покрытие». «Что это такое?» – поинтересовались братья-авантюристы. Им даже в голову не пришло, что одна и та же сцена снимается с разных ракурсов. Вот с таких азов, без всяких киношкол они начинали учиться режиссерскому мастерству непосредственно в время съемок картины с многомиллионным бюджетом. К счастью для братьев, фильм «Тупой и еще тупее» все же не был ими загублен, а, наоборот, закончен в срок и без особых потерь. Комедия имела большой успех в кинопрокате, собрав во всем мире почти 250 миллионов долларов. За ней последовали другие: «Все без ума от Мэри» с Камерон Диас и Беном Стиллером, «Я, снова я и Ирэн» с Джимом Кэрри, «Застрял в тебе» с Мэттом Дэймоном и «Безбрачная неделя» с Оуэном Уилсоном.

И вот спустя 25 лет после авантюрных съемок «Тупой и еще тупее» Питер Фаррелли снова снял комедию о двух мужчинах, путешествующих на автомобиле. Но на этот раз вместо машины-собаки в распоряжении героев картины оказался элегантный «кадиллак», да и самих персонажей «Зеленой книги» вряд ли кому-то придет в голову назвать «тупыми». Нельзя не заметить, что это картина совершенно другого уровня. Шутки из грубоватых и физиологичных превратились в утонченные и остроумные, а рассказанная в фильме история – совсем не выдумка, а самая что ни на есть реальная жизненная ситуация. «Зеленая книга» снята по сценарию Ника Валлелонга, который описал случай из биографии своего отца Тони, в течение года работавшего шофером у знаменитого темнокожего джазового пианиста Дона Ширли. Действие картины происходит в 1962 году, в разгар расовой сегрегации, когда в обиходе у темнокожего населения имелись так называемые «Зеленые книги» – путеводители со списками отелей, мотелей, кафе и ресторанов, которые могли посещать люди афроамериканского происхождения. Это было особенно актуально для южных штатов, где активно поддерживались идеи расового разделения. Именно туда и решил направиться с концертным турне известный пианист и обладатель трех докторских степеней – по музыке, психологии и литургике. Но все таланты и достижения Дона Ширли не могли изменить того, что он не только был обязан останавливаться в третьесортных гостиницах, но и нуждался в помощи телохранителя, а заодно и водителя. На эту должность и был приглашен Тони Валлелонга. И хотя, будучи выходцем из низших социальных слоев итальянских эмигрантов, Тони закончил лишь 6 классов школы и не мог похвастаться широтой взглядов на расовые проблемы, он обладал неоспоримыми преимуществами: опыт работы вышибалой и белый цвет кожи. Так и вышло, что два совершенно разных человека, отличающихся не только внешностью, но и образом мышления, вынуждены были много времени провести вместе. Неудивительно, что, благодаря общению, в итоге они оба не только изменили свои представления друг о друге, но и изменились сами. Хотя фильм был подвергнут критике за из лишнее упрощение такой серьезной проблемы, как расовое неравноправие, до сих пор не утратившей в США своей актуальности, он полюбился и многочисленным зрителям, и журналистам, вручившим ему «Золотой глобус» как лучшей комедии, и профессионалам из Киноакадемии, назвавших его лучшим фильмом года. И это несмотря на то, что комедии довольно редко удостаиваются этого престижного звания.


С Питером Фаррелли мы встречались в лосанджелесском отеле London еще до всех этих радостных событий. Но, даже не зная о том, каких наград удостоится его кинодетище, режиссер пребывал в довольно веселом расположении духа. Впрочем, ничего другого и нельзя ожидать от человека, никогда не снимавшего в своей жизни ничего кроме комедий.

Питер, такое впечатление, что юмор у вас в крови. Скажите, вы всегда были весельчаком?

Даже не знаю, если честно. В нашей семье смех всегда поощрялся. Мой отец любил шутить, хотя его юмор часто оказывался грубоватым несмотря на то, что он был доктором. К тому же он не упускал возможности вставить крепкое словечко. Помню, когда мне было около шести лет, я очень хотел иметь коня. Ежедневно я задавал отцу один и тот же вопрос: «Можем мы завести коня?» Нужно сказать, что жили мы тогда в небольшом частном доме практически без участка. Когда отец спрашивал меня, куда же определить этого коня, я отвечал, что его можно привязать за домом. Тогда он спрашивал: «А как же зимой?» На что я отвечал, что построю сарай. А отец все не хотел соглашаться. Но и я не сдавался, каждый день приходил из школы с новой идеей: а что, если я стану отличником, а что, если я всегда буду выносить мусор, причем каждые полчаса? Наконец он не выдержал и, посмотрев мне прямо в глаза, твердо сказал: «Пит, ты никогда не получишь гребаного коня». Как ни странно, я сразу все понял и переключился на что-то другое. Уже через день я стал просить у него модель аэроплана. (Смеется.)


В отсутствии идей вас, действительно, нельзя упрекнуть. А еще у вас солидный жизненный опыт, кем вы только ни работали. Говорят, что даже вышибалой. Это правда?

Да, это получилось случайно. Я искал работу, и мой друг, подрабатывавший в знаменитом клубе Velvet Hummer в Кейп-Коде, предложил похлопотать за меня. Но в отличие от моего друга, который был крепким парнем, я не особо отличался габаритами. И в первый же вечер, когда завязалась драка, не стремился в бой. Тем более что там было 15 вышибал, и я думал, что моего неучастия никто не заметит. Но не тут-то было! После драки ко мне подошли мои напарники и сказали, что так дальше дело не пойдет. Поскольку драться мне не хотелось, пришлось пойти на хитрость. Каждый раз, когда начиналась драка, я находил в толпе самого крупного парня и честно говорил ему, что если он захочет, то, конечно, разобьет мне башку, и у меня не будет никакого шанса, но было бы лучше, если бы мы с ним просто мирно вышли на улицу. Самое удивительное, что обычно эти парни соглашались. Я делал вид, что скрутил великана и полностью держу его под контролем, мы спокойно выходили из клуба и закуривали, дожидаясь, пока внутри все закончится. Больше претензий ко мне не возникало. (Смеется.)



А вот Тони в исполнении Вигго Мортенсена, который для этой роли поправился на несколько десятков килограммов, был совсем другим вышибалой. Скажите, почему на роль итальянца вы выбрали датчанина?

Я очень люблю Вигго Мортенсена и всегда хотел его снять в своем фильме. Но он никогда не соглашался. Ког- да у меня появился сценарий «Зеленой книги», я сразу же послал его Вигго. Сценарий ему очень понравился, но он не был уверен, что сможет сыграть Тони. На что я ему ответил, что актеру, блестяще сыгравшему русского в фильме «Порок на экспорт», ничего не стоит перевоплотиться в итальянца. Тем более что он вырос в Аргентине и прекрасно говорит на испанском. Разве я был неправ?

Конечно, вы оказались правы!

 А Махершала Али? Он столько сам привнес в роль Дона Ширли! Махершала часто говорил: «Нет, темнокожий мужчина не будет так реагировать на такие слова». А как? И он высказывал свое мнение, к которому я каждый раз прислушивался. Кстати, Махершала согласился участвовать в фильме, когда узнал, что Тони будет играть Вигго. С Вигго все хотят работать! У вас всегда все получается, вы добиваетесь того, чего хотите. Скажите, а коня вы себе все же завели? Нет! (Смеется.) Говорю же, у меня пропал интерес к лошадям. Зато сразу появилось много других. (Смеется.)

 Лена Бассе,
Лос-Анджелес
Поделись с подружками :