ЛАУРЕАТ ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНОЙ ПРОГРАММЫ «ЧЕЛОВЕК ГОДА– 2019» в номинации «Культурно-искусствоведческий проект года»

Поделись с подружками :

Victoria Museum – частный музей исторического костюма и стиля викторианской эпохи

Основательница и куратор –Виктория Лысенко, сертифицированный коуч, автор книг «Ключи к себе» и «Путь к Victoria Museum». 

Награды: орден Украинской Православной Церкви преподобной Анастасии Киевской, орден Украинской Православной Церкви святой великомученицы Катерины.

Самые значительные события в Вашей профессиональной деятельности в 2019 году: Год был очень насыщенный, было много выставок, и хочется особо отметить две из них. Начну с той, которая называлась «Веер открыт к диалогу». Victoria Museum, судя по информации из открытых источников,сейчас обладает самой большой коллекцией вееров в Украине. На презентации этой выставки, где присутствовало больше 40 человек, я представила наш новый каталог вееров. Второе по значимости событие – это выставка «Знаки мужского братства». Были представлены знаки отличия братства «Буффало» (влиятельная британская благотворительная организация) и масонских братств разных стран, из частной коллекции. К этой выставке тоже был издан каталог. Горжусь тем, что на пресс-фуршете влиятельные бизнесмены, гости из СЕО Club Ukraine, отметили, насколько важно «держать традиции». И третье достижение, которое я здесь выделяю, – это аудиогид Victoria Museumна четырех языках, который в течение года обновлялся три раза. Под каждую новую выставку я составляла новый контент, чтобы посетителям было интересно, чтобы они черпали для себя новые смыслы, новые знания, новую энергию, новое вдохновение. Я сама записывала аудиогид на украинском и русском, наш партнер из Англии записывала на своем родном английском, а партнеры из Китая – на китайском. 

Еще хочется отметить, что именно в 2019 году ко мне в музей приезжал с неофициальным визитом специальный гость – Вим ван дер Вейден, ведущий эксперт European Museum Academy (Европейской музейной академии). Он хотел лично увидеть, как можно за два года с абсолютного нуля поднять музей и, более того, сделать его успешным. И Вим ван дер Вейден был настолько удивлен и поражен, что сделал несколько выступлений о Victoria Museum в музейном сообществе. 

Ваша «Формула успеха»: Хочешь что-то сделать – стань лучшим в своей определенной области, следуй своим стандартам. А если что-то не нравится – возглавь это! И в этом мне помогает составленный для себя же «Личный камертон», который, в принципе, и определяет мою «формулу успеха» на протяжении 20 лет. Когда-то я сделала его для своей маленькой команды в городе Черкассы – компании «Веста». Каждый год «Личный камертон» трансформировался, апргейдился под изменения и теперь является не только моим «инструментом личного развития», но и помощником многих других людей. 

Кем Вы мечтали стать в детстве? Первые три класса хотела быть учительницей. Мне казалось, что учить детей – это такое счастье! В9-10 лет, я мечтала быть балериной, как Екатерина Максимова. Но я из маленького города, и у нас не то что балетной школы не было, но и просто студии, да и родители, в общем-то, не стремились меня никуда отдавать. Потом я мечтала быть доктором. Я думала, что быть хирургом – это вообще высшее проявление человеческой сущности. Поэтому в 14 лет я пошла работать санитаркой в районную городскую больницу, на летние каникулы. Работала там первое лето, второе, а на третье доктор предложил мне самостоятельно наложить швы, без слов, жестами, – травмировал ногу велосипедист. И вот после этого я поняла, что у меня такая высокая эмпатия, что доктором мне не быть. Я очень долго размышляла о жизни, о смерти, о швах, о работе хирурга, потому что я это видела, и в итоге решила, что хочу быть философом. Я мечтала, как буду рассуждать о высоких материях, вести дискуссии, вводить в свою речь разные термины. Но жизнь внесла свои коррективы. В Черкассах не было философского факультета. Поэтому, взвесив все за и против, логическим путем, я решила поступать на мехмат. То есть по профессии я – преподаватель математики, физики, информатики. 

Это я рассказала вам, кем я хотела стать по профессии, как было принято в Советском Союзе, для девочки, рожденной в 1970 году. Естественно, октябренка, потом – пионерки и комсомолки. Но на самом деле я всегда мечтала быть… аристократкой. Которая музицирует, знает пять языков, обладает изысканными манерами, у нее прекрасное образование, она занимается благотворительностью и развитием людей, которые находятся в ее попечении, и она гордится своим статусом. Вот такие две истории.

Есть ли у Вас мечта, которая пока не осуществилась? Если да, то какая? Исходя из предыдущего вопроса, в детстве я мечтала быть графиней или княгиней, но эта мечта не осуществилась – и, вероятнее всего, не осуществится по понятным для всех причинам.

Сейчас я занимаюсь тем, что мне очень нравится, тем, к чему я, возможно, шла всю свою жизнь, – это Victoria Museum. В принципе Victoria Museum – это мой «автопортрет», нанесенный на канву истории. Такие вещи не делаются на год-два. Я уверена, что он войдет в историю. Возможно, через 50 лет его будут ставить наравне с «Прадо»! Так что это моя взрослая серьезная мечта, которая обязательно осуществится.

Говоря слово «успех», какой смысл Вы в него вкладываете? Успех – это когда ты прожил свою жизнь не бесцельно, а со значением, улучшил что-то на этой планете, привнес что-то в мир. Успех – это то, что останется после тебя, твой след в истории. Он бывает разным, кстати.

Ваш любимый афоризм? Пожалуй, я бы выбрала не один афоризм, а целых три. Первый из них –«Жизнь не так проста, как кажется. Она гораздо проще!» Это слова Сократа. 

Второй афоризм, а точнее, фразу из исторической притчи, я вспоминаю достаточно часто. Это созвучно тому, ради чего я открыла музей, спустя два года после революции, в разгар военных событий. 

Во время Второй мировой Черчиллю принесли на рассмотрение бюджет страны. Посмотрев документ, он спросил:

— А где же затраты на культуру?

— Так война же идет! Какая культура?

— Если нет культуры, так зачем мы  тогда воюем? — удивился Черчилль.

И третий афоризм, тоже один из моих любимых, – «Любовь к себе всегда взаимна», слова Оскара Уайльда.

Что Вам больше всего мешает в Вашей профессии? Такой профессии, какоснователь, собственник частного музея, не существует, поэтому сложно определить мою нынешнюю профессиональную принадлежность. «Обычные» профессии, которые у меня были (и есть) – учитель, сертифицированный  коуч, издатель, журналист. И все же сейчас я куратор и директор музея. 

И если отвечать, что больше всего мешает в этой моей деятельности, то это будет очень простой ответ. Мешает недостаток финансов для пополнения фондов, чтобы участвовать в аукционах, где можно выкупить у коллекционеров платья, принадлежавшие украинским аристократкам, тем же Щербатовым, Уваровым, Терещенко. Такие платья есть. 

Также можно добавить, что мешает нехватка понимания ценности музеев и музейной работы – хранения, реставрирования, атрибутирования предметов. В Европе музей – целый социальный институт, куда люди стремятся попасть. В Украине этой культуры нет, потому что длительное время она навязывалась, была формальной, детей заставляли ходить в скучные музеи, где бабушки-смотрительницы сидят… И этот привычный стереотип советского музея сейчас очень мешает. 

Мы делаем все возможное, чтобы Victoria Museum был современным, интересным, и чтобы люди просто полюбили ходить в музеи, как это делают во всей Европе, Америке и, думаю, скоро в Азии.

Когда, по-вашему, творчество становится искусством?

Мы знаем, что любое творение, которое сделал ребенок или взрослый (сейчас, например, модно рисовать), – это творчество, такое прикладное творчество. При многократном повторении, когда человек приобретает навык и становится мастером своего дела, творчество переходит в искусство. Но только если соблюдено важное условие – если в этом творении мастера есть смысл и душа. Тогда творчество становится искусством. 

Если счастье не в деньгах, то в чем? Ну, я бы сказала, что человек,который спрашивает, еще точно не определился с этим вопросом, поэтому всем его и задает. А я определилась – и счастье, и деньги!

Кому в этой жизни Вы завидуете? Кстати, зависть может быть одним измотивирующих чувств. Потому что, когда мы начинаем кому-то завидовать, мы можем делать следующий шаг в своем развитии. Можно себе такой списочек написать – «Кому я завидую и по поводу чего». Этот списочек и будет программой развития. Например, «Анджелине Джоли я завидую, потому что она может так потрясающе, завораживающе двигаться. Я тоже хочу этому научиться». 

То есть это о том, что я могу брать пример с людей, которые у меня вызывают ощущение «Ух ты, как здорово! А у меня почему этого нет?»

Поэтому да, я завидую – музею в английском городе Бат, у которого прекраснейшая коллекциякостюмов, собранная всего за каких-то 45 лет. И я думаю – а могу ли я так? Моему музею лишь два с половиной года, вероятнее всего, через 50 лет и у меня может быть такой результат. 

Ну и эту «программу развития» можно продолжать до бесконечности. Я, например, даже вам завидую – человеку, который задает столько вопросов:)

Есть ли у Вас любимая книга? Этот вопрос кажется мне таким провокационным, потому что если прочитал 5 книг за всю жизнь, то одна точно запомнится. Я читаю много книг – профессиональных, документальных, исторических, по бизнесу и художественных. Поэтому что значит «любимая»? Это та, которую я перечитываю? Или та, которая должна лежать на тумбочке? Или та, которую ношу с собой? 

Мне нравится много книг. Из прочитанных в 2019 году запомнилось «Тонкое искусство пофигизма» Марка Менсона – шикарная книга, я считаю, что каждому полезно ее почитать, потому что на самом деле это о глубинных смыслах. 

Очень специальная книга, которая дает понимание, как жили прекрасные леди в кринолинах и турнюрах, называется «Это неприлично. Руководство по сексу, манерам и премудростям замужества для викторианской леди». Ее написала Тереза О’Нилл. 

С удовольствием перечитала в отпуске на пляже «Смерть на Ниле» Агаты Кристи. 

Также мне нравится «Такова жизнь» Марии Метлицкой – маленькие истории, которые как-то дополняют, обогащают и не позволяют забыть, что пока ты делаешь «великие дела» Victoria Museum, есть и просто бытовые проблемы других людей. 

Люблю шикарные детективы Артуро Перес-Реверте и Кары Хантер. 

Перечитала «Саломею» Оскара Уайльда…

Скажу, что любимая книга – это всегда та, которую ты любишь читать в данный момент.

С кем из исторических личностей Вы могли бы подружиться, если бы были современниками? Мой любимый философ – Сократ, поэтому с удовольствием подружилась бы, и за бутылочкой вина обсуждали бы с ним разные вопросы, философствовали бы. Очень бы хотела подружиться с Рафаэлем. Я думаю, что как человек, который умеет слушать и задавать вопросы, узнала бы о его жизни столько нового и интересного! И неизвестную личную историю, и как он творил в Ватикане. С сестрами Бронте, конечно, хотела бы познакомиться, учитывая, что у меня Victoria Museum и я увлекаюсь викторианской историей, викторианским периодом моды. И конечно, я бы хотела подружиться с королевой Викторией, чтобы узнать, почему она выбрала себе белое свадебное платье, как вообще жила, почему написала 124 тома столь откровенных личных дневников. Мне кажется, я бы и с Черчиллем подружилась, и с Маргарет Тетчер. И с нашим Иваном Франко! Вот сидела бы как зачарованная рядом с ним и слушала, как он изучал санскрит и переводил с него. Список можно продолжать до бесконечности. Ведь я – личность, увлекающаяся другими…

Почему вы решили связать свою жизнь именно с музейным делом? Потому что иначе я не могла. В 2014 году началась война, и я не знала, как могу помочь стране с этим справиться. И тогда решила, что нужно, в противовес, создать что-то такое, что будет давать людям новые смыслы жизни, красоту. До этого у меня уже был богатый опыт путешествий, в каждой стране я ходила в музеи, чтобы получить представление об истории и культуре, и убеждена, что, действительно, именно красота спасает наш мир. Мое желание не сразу стало идеей музея, но я уже понимала, что это будет культурное пространство в центре Киева, где люди могли бы попасть в мир красоты и «примириться» с собственной историей.

Как пришла идея открыть частный музей в Украине? Почему выбрали именно одежду? В большинстве стран подобные музеи, где выставленыисторические костюмы, считаются культурным явлением современности. Но в Украине до Victoria Museum не было такого места, где можно было бы рассмотреть наряды дореволюционных украинских модниц, «увидеть» через костюмы, аксессуары, фотографии то, что знакомо из романов и фильмов: хорошие манеры, умение владеть своими эмоциями, держать спину прямо. Это нарабатывается десятилетиями и передается из поколения в поколение. Музей, подобный Victoria Museum, был нужен, чтобы его экспозиция заполнила «пробелы истории».

К тому же одежда сохраняет ДНК человека, то есть позволяет не просто посмотреть, какой была мода, но и почувствовать дух того времени. Это не мистика -- мир материальных вещей действительно существует.

Является ли музей прибыльным делом, или это больше меценатство? Это мое меценатство, но я очень благодарна нашим посетителям за то, что они покупают билеты. Ведь деньги нужны на оплату работы персонала, на реставрацию, коммунальные услуги и тому подобное. Но музей не является прибыльным делом.

Какая миссия Вашего Музея? Миссия музея не только в том, чтобы представить настоящую одежду позапрошлого века, но и в том, чтобы показать, что все эти изысканные добротные наряды были созданы в период стабильности и процветания, ведь только мир дает людям возможность работать, учиться, путешествовать, следить за модой и красиво одеваться.

Какие планы на будущее по развитию музея? Мы планируем выездные выставки в разных городах Украины.

Мы подали документы на участие в European Museum of the Year Award (EMYA) -- и намерены получить звание музея года.У нас всегда амбициозные планы -- делать три выставки ежегодно. В этом году мы уже открыли первую выставку -- и сейчас работаем над двумя следующими.Мы собираемся увеличить число посетителей музея до 1500 в месяц. 

Что получилось самым дорогим в проекте? (Помещение, экспонаты?) Да, самым дорогим оказалось помещение, его ремонт. Потому что приобрести музей в центре города -- это не стоит 5 копеек. Музей -- это весьма дорогостоящее дело. Я считаю себя послом частных музеев и уверена, что в следующие 10 лет частных музеев станет больше. Надеюсь, украинские коллекционеры станут более смелыми и будут открывать собственные музейные пространства для своих коллекций.

Сколько примерно посетителей у вас ежемесячно? Что это за аудитория? Сейчас посещаемость музея составляет 600 гостей в месяц. Считаю это своим абсолютным успехом, потому что мои прогнозы были более пессимистичными, ведь пока наша страна находится в состоянии войны. Но даже в мирное время большую конкуренцию музеям составляет сфера развлечений. К сожалению, многие наши сограждане не привыкли ходить в музеи.

Аудитория очень разная. Мы выделили 4 категории людей.

Это пенсионеры, которые охотно ходят в музей бесплатно, и эта возможность -- мой «комплимент» пожилым людям за их труд и их вклад в то, как мы сейчас живем.

Это школьники, которые приходят группами.

Это фанаты музея, которые следят за новыми выставками, то есть приходят раз в 3 месяца. Им нравится атмосфера нашего музея, где звучит музыка, где есть аудиогид на четырех языках и фотозона.

И четвертая группа посетителей -- это люди, которые ищут новые впечатления и вдохновение, хотят перезагрузиться, найти новые смыслы. Чаще всего это семейные пары.

Людям нравится наш музей, потому что они будто попадают через «портал времени» в другое пространство.

Случались ли какие-то необычные истории при поисках одежды? Могли бы вспомнить 2-3 таких эпизода?Несколько лет назад в Америке, на чердаке одного из домов, нашли старый сундук. Когда его открыли, увидели свадебное платье, туфли, фотографию невесты и газетную вырезку. В заметке, напечатанной более века назад в нью-йоркской газете, речь шла о свадьбе Марты Йокум. Церемония состоялась 30 сентября 1913 года. Новый владелец дома решил выставить найденные в сундуке вещи на аукцион. И это был настоящий счастливый случай для Victoria Museum, а еще -- тот самый уникальной пример, когда в музей попадают вещи с личной историей. Да и другие экспонаты, которые можно видеть сейчас в наших витринах, мы как бы «телепортировали» из далекого прошлого -- и сами иногда удивляемся, как они сохранились до наших дней.

Еще могу рассказать интересную историю о том, как началась наша пинакотека.

Картины нашли меня сами. И первой из них был портрет девушки, которую мы назвали Лиза-Виктория.

В Нью-Йорке, на блошином ринке Челси, я покупала броши, чтобы дополнить музейную коллекцию. Когда дилер узнала, что у меня есть собственный музей, то очень настойчиво сказала:

-- Виктория, вы должны купить в музей вот эту картину!

Я ответила, что уже потратила все взятые с собой деньги.

-- Я привезу ее вам в отель. Ведь в отеле у вас есть деньги? Вы в какой гостинице живете?

Говорю, в какой.

-- У вас точно есть деньги.

Вечером она приехала из другого города, чтобы привезти мне эту маленькую картину. Иногда пишет мне, чтобы спросить: «Как там моя девочка поживает в вашем музее?»

Очень многие дилеры, когда узнают, что у меня есть музей, с радостью продают экспонаты. Потому что понимают -- так вещи и картины обретают новую жизнь

Как и где находите экспонаты? Могу ответить -- везде, где только можно. К сожалению, в нашей стране с ее бурной историей практически не сохранилось дореволюционной городской одежды. Я не верю в то, что где-то в прабабушкиных сундуках еще лежит вещи, которые пригодны для демонстрации в музее. Покупаю экспонаты на иностранных аукционах, на блошиных рынках в разных странах, у дилеров, коллекционеров. Бывает, музеи распродают «дубли» из своих фондов.

Могу сказать, что иногда это охота, иногда -- счастливый случай, иногда -- детективное расследование, иногда мы получаем экспонаты в подарок. Приведу несколько примеров. Такой уникальный экспонат, как единственное в Украине свадебное платье от модного дома Чарльза Уорта, мне подарил мой муж. Мемориальную брошь 19-го века нам подарила семья Корсаковых. Недавно, к открытию первой выставки в этом сезоне, которая называется «Арканы женской судьбы», мы получили от Натальи Лысенко, владелицы галереи «Боско», замечательную картину 19-го века, на которой изображена женщина в классическом викторианском наряде. Имена всех дарителей размещены на нашем сайте и останутся в истории музея.

Почему выбрали одежду именно викторианской эпохи? Викторианской эпохой мы, довольно эфемерно, обозначаем период 1840-1920-х годов, а точнее, дореволюционное время, после которого история и жизнь людей круто поменялись.

Но в нашей стране, после двух революций и двух мировых войн, почти не сохранились такие артефакты дореволюционного периода, как наряды горожан и горожанок. Поэтому мы собираем из разных уголков мира подобные вещи, чтобы воспроизвести, как это могло быть и в Киеве, и в Харькове, и в Одессе.

Я выросла в рабочей семье, но очень много читала английской классики и с юности была захвачена викторианской эпохой. Тогда историческими потрясениями еще не было разрушено много материальных и духовных ценностей. Это было время процветания, бурного развития. Время мужчин, устремленных в будущее. Время по-настоящему женственных женщин.

Мне хотелось, чтобы в моем музее люди любовались чем-то изысканным, красивым, находили новые идеи и открывали новые смыслы.

Мы видим, как люди выходят из Victoria Museum другими -- с расширенным восприятием мира, с новым пониманием собственной истории, более радостными и легкими. Достаточно сказать, что посмотрев на все эти тесные корсеты и громоздкие кринолины, которые приходилось носить женщинам, мы начинаем ценить сегодняшнюю свободу от бывшего диктата моды с его строгими правилами. А когда видишь изысканные вещи, которые создавали люди, которым приходилось обходиться без привычных сегодня благ -- канализации, холодильников, микроволновок, -- начинаешь больше уважать их достижения.

Поделись с подружками :