Спецпроект: Первая любовь

Поделись с подружками :

– Мама!
– Да, дорогая?
– Мне срочно нужен хайлатер, тот, из рекламы...
– «Хай», дарлинг, что тебе нужно? (Стараюсь не показать своим видом, что мне он тоже нужен...)
– Ну, хайлайтер... Ты же понимаешь, о чем я? Ой, только не говори, что не понимаешь...
я просто не могу пойти в таком виде в школу, просто не могу... ты посмотри на меня, что скажет Наум?
– Наум? Он, конечно, спросит, где твой хайлайтер, это
первый вопрос, который он тебе задаст...
– Ну МАМА!!! 

Конечно, я куплю ей хайлайтер. Немножко поупражняю в физике, спрошу, как там химия, подслушаю занятия с репетитором по английскому и куплю. Хайлайтер. Это самое необходимое в седьмом классе. Потому что Наум. Потому что «что он скажет».

Потому что Наум, скорее всего, даже слов таких не знает, как праймер, шиммер и хайлайтер. Но все это очень нужно. И неважно, что много-много лет назад у меня в седьмом классе был «что скажет Сережа». С поэтической фамилией Бобрик. И все было гораздо проще: тайком мамина тушь, пудра и сумочка на пластиковой цепочке. Но! Только на дискотеку. Раз в четверть, в классе, с обеда и до 18:00... А сейчас – срочно нужен хайлайтер. Тот, из рекламы...

Такие вопросы уносят меня далеко в прошлое, там, где пахнет булочками из буфета, талым снегом в раздевалке школы и немножко запахом чернил шариковой ручки из той записки, которую Сережа Бобрик мне сунул в руку за два дня до дискотеки: «Давай дружить». Время летит, меняется настоящее, новому поколению интереснее смартфоны, чем книги, девочки не могут поверить, что шеллак был не всегда, а мальчики недоумевают, что в нашем детстве не было компьютеров, и мы просто играли во дворе, вот просто, без гаджетов... Мы привыкли воспитывать своих детей, вздыхая, что они не такие, как мы, и у нас все было совсем по-другому... Но дети растут, и потом, внезапно, откладывается смартфон, и больше времени дочери проводят у зеркала и шкафа с одеждой, чем за учебниками, внезапно возникший прыщ на лице приравнивается к стихийному бедствию, а реклама нового праймера вызывает у папы нервное подергивание глаза. И тут понимаешь, что, кажется, ребенок влюбился... Впервые, честно, открыто и так по-настоящему!

Что делать? Первое – отставить панику и принять все, как есть. Это – нормально. Второе. Ни в коем случае не умалять чувств ребенка, будь то мальчик или девочка. Для них сейчас это чувство, словно незапланированный поход на американские горки – и страшно, и хочется, и мама не велит.

Не приставайте с допросами, не высказывайте свои подозрения, не поддевайте ребенка своими догадками. Так можно только обидеть свое чадо,

и подтолкнуть замкнуться в себе. Ваш ребенок стал больше времени уделять своей внешности? Заинтересовался духами и одеколонами? Имя определенного одноклассника или друга/подруги со двора стало звучать в доме чаще? Возможно, это оно. Первое чувство, которое стоит оберегать и ценить, ибо из него впоследствии вырастает отношение к будущему партнеру и семье в целом. Не стоит бегать по кругу, заламывая руки и вопрошая: «Ну когда же ты так вырос/выросла! 

Тебе еще впору в куклы/машинки играть, а не на девочек. 

И сотрите пот со лба, сегодня дети знают больше, чем мы, благодаря интернету. А что же делать нам, родителям? Отвечать на вопросы, если спросят. Помогать выбирать подарки на день Валенти-на, если с собой пригласят. Ждать допоздна с прогулки и проверять, заряжен ли телефон перед выходом из дома. И, ах, да, купите уже этот хайлайтер! Вам не понять его необходимость, но что скажет «Наум»?

Тамара Попова























Поделись с подружками :