Женщины и мирозданье

Поделись с подружками :

«НЕДАРОМ, ВИДИМО, ПОДНЯЛСЯ В ЭТУ РАНЬ Я, ЧТОБЫ ПОНЯТЬ, ЧТО ЖЕНЩИНА – ОСНОВА МИРОЗДАНЬЯ!»

АЛЕКСЕЙ САГАЛОВСКИЙ 

Известный композитор и исполнитель.
alexey.sagalovskiy
sagalovskiy_alex

Я люблю женщин! Вот прям сильно! Ну не совсем безоговорочно, конечно, но всю жизнь. Нет, сказать, что прыщавые препубертатные женские заготовки или подозрительные подпарадновые бабушки вызывают у меня непреодолимое желание размножаться, – было бы явным преувеличением. Но те же типажи в мужских вариациях нравятся мне еще меньше, отчего мы делаем вывод, что таки да. Я люблю женщин!

Недавно я понял, что уже достаточно давно живу. Если считать по человеческим меркам. Не думайте, что жалуюсь. Даже иногда забавно бывает. И так как женщины всегда вызывали во мне неподдельный интерес, задумался о трансформации их сущности в разрезе пролетающих эпох. Точно, конечно, не знаю, но, мне кажется, стремление слабого пола к красоте родом из глубокой древности. Так и вижу я какую-нибудь первобытную красотку, эдакую смесь австралопитека и homo sapiens, c бровями, вызывающими зависть у современных модниц, делающую себе депиляцию области бикини с помощью лохматого, прирученного бобра с добрыми глазами. Больно, а терпит. Аж ноздри раздуваются. Ибо красота, как вы знаете, требует...

Затем в моей разгоряченной фантазии возникают средневековые придворные дамы, в напудренных париках которых живут семьи счастливых мышей. Выбеленные лица барышень выражают крайнюю степень мучений от передавленной корсетом диафрагмы и трудоемкости передвижения внутри сложных кринолиновых конструкций. Но и их глазки наполняются игривостью и кокетством, если в зоне досягаемости появляется желанный напомаженный вельможа.

И тогда включается извечный охотничий инстинкт, и вот уже прекрасная хищница за портьерой предается безудержным любовным утехам, разбрасывая вокруг себя многочисленные детали одежды и глубоко оскорбленных мышей.

Листая страницы истории дальше, мы видим изображение дам Серебряного века, держащих в руках потрепанные томики Гумилева и Северянина. Их глазки тщательно подведены, губы надменно изогнуты, и хищно поблескивает длинный ноготь на мизинце. Его использовали, как природную лопаточку для употребления кокаина на светских раутах того времени. Во-обще тусовки того времени мало отличались от наших, только те дамы себя меньше брили, больше красили, читали стихи и не увеличивали себе маниакально разные части тел. Да, и артисты работали вживую. Ибо как-то представить себе Вертинского, исполняющего романсы на стихи Саши Черного под фанеру, не очень получается.

Отдельно хочется остановиться на 60-70-х годах прошлого века. Казалось, что поменялось все. Поменялся весь мир. Поменялась мода, технологии, в музыкальную культуру ворвался «Битлз», движение хиппи пошло завоевывать планету и «дети цветов» привнесли совершенно иные принципы поведения и морали. Началась так называемая «сексуальная революция», которая изменила все. Так думаем мы, мужчины. И наши женщины совершенно не горят желанием нас разубеждать. То, что для нас выглядело, как «ах, кто бы мог подумать, какие, оказывается, у нас развратные и сексуально раскованные дамы», женщины оценивали примерно так: «фух, ну наконец-то не надо притворять-ся, можно расслабиться и быть самими собой».

Пройдя все эти эпохальные трансформации, мы ворвались в наши дни, трепетно сжимая в объятиях предмет нашей вожделенной страсти, наших современных, продвинутых, коучами обученных, косметологами улучшенных, психологами прокачанных, хирургами усовершенствованных, дизайнерами украшенных, женщин наших мечтаний. И мы, мужики, думаем, что слабый пол как-то изменился. Приобрел новые навыки, привычки. Но нет. Меняется все в нашем мире. Моральные принципы, мода, культура, идеалы красоты, наука и техника. Все, кроме женщин. Даже мы, мужчины, меняемся. Они – нет. Они просто приспосабливаются к предлагаемым обстоятельствам. От бобра до косметолога. Женщина – это константа, вокруг которой струится время. Обтекая и лаская своими прозрачными струями где-то в области бедер. И что бы ни происходило с нашей вселенной, пока род человеческий существует, женщина всегда останется основой мирозданья. Со всеми своими капризами и истериками, криками и скандалами, мнительностью и ревностью. Со всей своей красотой и привлекательностью, кокетством и склонностью к флирту, серьезностью и дурашливостью. Со своим запахом и атмосферой. Женщина – она и есть мирозданье. Вот за это мы их и любим. И я не исключение. Я люблю женщин!




















Поделись с подружками :